Поиск по сайту

Главная Клуб "Краевед" Доклады Феномен любви в психологии, философии и культуре

Д. Н. Безгодов,
 УГТУ, советник ректора

Феномен любви в психологии, философии и культуре

Феномен любви в культуре – тема неисчерпаемая, даже в экстенсивном смысле: и быт, и профессиональная деятельность человека, высокое искусство и китч проникнуты реальностью любви, вращаются вокруг темы любви. Поэтому в отношении культуры я не буду даже пытаться читать лекцию или делать доклад в классическом понимании. Мы вместе с моей супругой Таней продемонстрируем один из способов культурной экспозиции феномена любви – в песнях. Татьяна споёт несколько своих песен на стихи известных поэтов, а также несколько песен на мои стихи. Причем, последний блок мы представим как «иллюстрацию» к философской модели любви, которую я хотел бы предложить вам как авторское описание и прояснение феномена любви.

Если говорить о психологическом изучении феномена любви, то следует сразу отметить дисциплинарное распределение акцентов: в социальной психологии и в психологии индивидуальных состояний. В социальной психологии любовь рассматривается как определённое межличностное отношение, наибольшее внимание уделяется различным качествам другой личности как факторам, возбуждающим чувство любви. То, что я, несколько условно, назвал психологией личных состояний, – это психология эмоций и психология личности. В последней, в зависимости от направления, которой придерживается психолог, в зависимости от содержания его конкретной теории личности, любовь рассматривается либо в очень тесной связи с физиологией человека, (например, психоанализ), либо как производное состояние от приобретённой в социальном опыте ценностной ориентации (теории социального научения), либо как личностная потребность высшего уровня – как духовная потребность (гуманистическая психология). Но эти модификации не отменяют личностной или индивидуальной акцентированности в изучении любви. Любовь здесь, прежде всего, – состояние индивида.

Когда психологи обсуждают практические результаты научного исследования любви, они, в основном, интересуются вопросами поведенческих симптомов любви, причин возникновения любви, качеств личности, вызывающих у человека противоположного пола чувство любви, способности удерживать в другом чувство любви. (Для введения в мир научно-психологического исследования любви я бы посоветовал очень известный и действительно качественный учебник по социальной психологии американского психолога Дэвида Майерса). Но психологи практически не ставят вопроса о том, что может сделать человека достойным любви – какие нравственные качества? И уж совсем не интересуются вопросом – хотя он очень практичный – как сохранить в себе чувство любви к другому человеку? Очевидно, что для того, чтобы такие вопросы могли возникнуть, надо воспринять любовь не только как чувство, личное состояние и межличностное отношение, которые доставляют удовольствие и радость при взаимности, но и как некую объективную, метафизическую ценность, приобщение к которой само по себе чрезвычайно желательно и даже необходимо человеку. Так вопрос ставит религия, во всяком случае, христианство, которое прямо проповедует любить Бога и ближних беззаветно, то есть безо всяких ответных обязательств. А исследование любви как объективной ценности осуществляется преимущественно философией, соответствующий раздел которой именуется аксиологией – учением о ценностях.

Правда, надо отметить, что любви, как феномену, в истории философии посвящено не так много работ, как может заведомо казаться. Кажется Николай Александрович Бердяев как-то сказал, что во всей истории философии он знает только два стоящих текста о любви, – это «Пир» Платона и «Смысл любви» Владимира Сергеевича Соловьева. И пусть это было сказано сто лет назад, – за прошедший век мало что изменилось. Знание, сознание, смысл, время, реальность, человек, бессознательное, язык, коммуникации, системы, энергия – эти и ряд других концептов выражают ключевые темы современной философии. Любовь явно не в их числе. Можно, конечно, найти интересные тексты. Например, «Порядок любви» Макса Шелера или главу из «Бытия и ничто» Ж. П. Сартра – «Первичное отношение к другому: любовь, язык, мазохизм». Даже в русской философии, которая считается особо внимательной к феноменам духовно-нравственного порядка, текстов о любви не очень много, особенно – о романтической любви. Практически нет специальных текстов, разве что монографии или статьи исследователей по истории философии. Но те, кого принято относить к классикам?.. Есть книга Б. П. Вышеславцева «Этика преображенного эроса». Но здесь речь идет о любви как силе космического масштаба. Впрочем, романтическая любовь и иные формы любви, конечно, связаны между собой. Есть специальная глава в книге О. П. Флоренского «Столп и утверждение истины». Есть глава «Любовь» в книге Н. О. Лосского «Условия абсолютного добра». О христианской заповеди любви много пишет С.Л. Франк в книге «Свет во тьме», также И. А. Ильин, – например, в книге «Путь духовного обновления» и т.п. Но, в целом, как я уже сказал, любовь не в центре внимания философов.

Я предлагаю Вам рассмотреть мой авторский опыт понимания и изъяснения феномена любви. Если коротко, – феномен любви наиболее явно, выразительно раскрывается в феномене семьи. Я бы даже сказал, что любовь раскрывается в семье наиболее понятным, – по-житейски понятным – для нас образом. Конечно, существует тайна одиночества, есть тайна монашества. Я не буду входить в обсуждение этих сложных тем. Пока еще семья – это магистральный для человека способ обретения и раскрытия энергии любви. Я буду описывать модель семьи, исходя из фундаментальных идей христианской философии.

Прежде всего – это знаменитый тезис апостола Павла о супружестве: «и будут двое одна плоть». Вот эту нерасторжимость мужа и жены я предлагаю рассматривать аналогичной нерасторжимости цельности души (помните пушкинское «друзья – прекрасен наш союз, он как душа – неразделим и вечен») или человеческого существа: душа и тело, – так называемая антропологическая дихотомия, или – дух, душа и тело – так называемая антропологическая трихотомия. Надо понимать, что по христианскому вероучению тело так же, как и душа, предназначено к вечности, только, конечно, – преображенное тело.

И если рассматривать позиции и функции супругов в семье по аналогии с трихотомической моделью человека, то муж – это дух и тело, а жена – душа. А если по аналогии с моделью души, то жена – чувственно-эмоциональное начало, а муж – волевое и рассудочное. Женщина создает атмосферу семьи; все непосредственное содержание семьи, родного дома, а мужчина – отвечает за идеологию и внешний контур, как министерство обороны и одновременно – иностранных дел.

Дети – духовное средоточие семьи. Маленькие дети воспитывают супругов. Благодаря своим детям люди преодолевают все негативные следствия фундаментальной ошибки атрибуции. Благодаря детям взрослые получают опыт «заслуженного собеседника». (Термин А. А. Ухтомского)

Старшие родители выполняют метафизическую функцию проводников к вечности. Они открывают горизонт будущего, а не прошлого, и именно настоящего будущего, то есть вечности, а значит и вечных ценностей: Бога, души, Родины, любви, семьи, отчего дома, милосердия, заботы, труда, благодарности и др.

Ближайший конкретный социальный мир семьи – это Родина, сообщество людей, любовь к которым может быть деятельной и правильно понятой, благодаря общему историческому опыту, общности ценностей и социальной ценностной доминанты.

И если мы теперь вернемся к тому практическому вопросу о любви, который ранее был определен как самый важный – как сохранить любовь в самом себе, – то ответ будет такой: надо неустанно созидать мир любви, то есть мужу – соответствовать метафизической позиции мужа, жене – жены; принимать рождение детей как плод любви, как дар Бога; уважать родителей как библейских пророков – вожатых к вечности; любить Родину, которую образуют все вместе твои родные и близкие, друзья, соседи, крестники и крестницы, коллеги по работе, одноклассники, однокурсники, однополчане – все соотечественники, твой народ. Благодаря этим людям наша любовь может быть деятельной, а дела во имя любви – это как бы поленья в костер, и чем сильнее костер, тем теплее от него тем, кто вокруг, особенно, разумеется, тем, кто ближе всего – супругам. Так что, если мы храним любовь в себе, нам легче поддерживать взаимность любви. И если мы стараемся поддерживать все виды любви – родительскую, альтруистическую, патриотическую, профессионального признания – то и романтическую сохранить будет легче.